[ Поиск ]
Полная Версия: Правовые основы освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в Молдове
Правовые основы освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в Молдове

Боршевский А.П.,
старший научный сотрудник Института культурного наследия Академии наук Молдовы,
старший преподаватель юридического факультета Комратского госуниверситета,
доктор юридических наук;
Сосна Б.И.,
и.о. профессора юридического факультета Комратского госуниверситета,
кандидат юридических наук


Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних определяются как возрастными и социально-психологическими условиями формирования личности, так и криминологическими ее предпосылками и оценкой личности несовершеннолетнего как преступника.

В генезисе преступности несовершеннолетних решающее место занимают недостатки воспитания и влияние среды1. Однако это не исключает правомерности возложения на них уголовной ответственности. Во-первых, эта ответственность устанавливается при наличии социально-психологических предпосылок. Во-вторых, она сама как социальный и правовой институт призвана выступать в качестве объективного фактора, противостоящего преступным проявлениям и способствующего воспитанию подрастающего поколения, развитию у них необходимого правосознания.

Вместе с тем криминологическая сторона вопроса влияет и не может не влиять на характер и объем уголовной ответственности несовершеннолетних. Поскольку главными детерминантами преступных проявлений несовершеннолетних являются недостатки воспитания и слияние среды, общество вынуждено определенную долю ответственности брать на себя или возлагать ее на малые социальные группы и конкретных лиц, не обеспечивающих должное воспитание или оказавших прямое отрицательное влияние, смягчая уголовную ответственность самих правонарушителей.

Действующее законодательство закрепляет положение о том, что граждане обязаны заботиться о воспитании детей, готовить их к общественно полезному труду, растить достойными членами общества. Забота о воспитании молодежи, в особенности несовершеннолетних, рассматривается как конституционная обязанность всех граждан, всех государственных органов. Реализация правовой реформы предполагает улучшение трудового, идейно-политического и нравственного воспитания молодежи.

В настоящее время, когда решение социальных проблем по воспитанию молодежи стало первоочередной задачей государственных и общественных органов, неизмеримо возросли возможности правового воздействия на совершенствование воспитания и образования подрастающего поколения, его гражданское, трудовое и интернациональное становление.

Совершаемые подростками преступления — сигнал обществу о существующих недостатках в нравственном воспитании молодого поколения. Успех нравственного воспитания зависит от многих факторов:

  • создания здоровой моральной атмосферы как в масштабах общества, так и в отдельных коллективах, а также в семье;
  • органического сочетания массовой и индивидуальной работы с людьми;
  • создания атмосферы непримиримости к любым отклонениям от нормы нравственности.

Задача эта тем более важна, что речь идет о формировании граждан правового государства, которые сами призваны создавать законы, обеспечивать их исполнение, совершенствовать законодательство, участвовать в управлении делами государства и общества.

В проекте стратегии укрепления судебной системы Молдовы2 отмечено, что защита прав несовершеннолетних нуждается в особом внимании со стороны общества, в особенности со стороны лиц, осуществляющих правосудие. В целях реализации повышенной защиты несовершеннолетних необходимо установить специальные процессуальные положения, отличающиеся от положений, применяемых в отношении совершеннолетних, в соответствии с европейскими стандартами в области соблюдения прав ребенка, а также использовать альтернативные наказанию меры.

В XX в. происходит расширение прав несовершеннолетних, мировое сообщество сошлось во мнении о необходимости сокращать сферы применения лишения свободы и расширения практики использования альтернативных мер, прежде всего применительно к несовершеннолетним. Давно уже известно, что пребывание в изоляции мало способствует развитию личности подростка и отвращению от криминальной среды. Именно поэтому Организация Объединенных Наций одобряет применение альтернативных мер к несовершеннолетним, совершившим преступления.

Анализ международных документов, касающихся несовершеннолетних правонарушителей, показывает, что в них нашли отражение современные прогрессивные взгляды специалистов: ученых и практиков, общественности на вопросы, связанные с лишением свободы.

В п. 4 ст. 40 Конвенции о правах ребенка3 (принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 г., Республика Молдова присоединилась Постановлением Парламента от 12 декабря 1990 г.) № 408-XII прямо указывается на необходимость альтернатив, заменяющих помещение несовершеннолетних правонарушителей в специальные учреждения. В соответствии с указанной статьей к альтернативным мерам относятся: уход, опека и надзор, консультативные услуги, назначение испытательного срока, воспитание, программы обучения и профессиональной подготовки.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (Республика Молдова присоединилась Постановлением Парламента от 28 июля 1990 г. № 217-XII) определяет, что в отношении несовершеннолетних процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность содействия их перевоспитанию. Смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет4.

Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) рекомендуют в целях предотвращения дальнейшего подрыва репутации, виктимизации и криминализации молодых лиц принять законодательство, предусматривающее, что действия, не рассматриваемые в качестве правонарушения и не влекущие за собой наказания в случае их совершения взрослыми, не должны рассматриваться в качестве правонарушения и не должны влечь за собой наказания в случае совершения их молодыми лицами5.

В Минимальных стандартных правилах ООН от 29 ноября 1985 г., касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), содержатся принципы, которые направлены на то, чтобы любое дело в отношении несовершеннолетнего велось быстро, без каких-либо задержек. Эти принципы предусматривают возможность прекращения дела по нереабилитирующим основаниям на досудебных этапах с тем, чтобы ограничить негативные последствия судебного разбирательства и приговора (предание огласки содеянного, судимость и др.); обязывают проводить судебное разбирательство таким образом, чтобы оно отвечало интересам несовершеннолетнего и обеспечивало ему возможность участвовать в нем и свободно излагать свои показания; требуют, чтобы должностные лица, ведущие производство по этим делам, обладали соответствующей квалификацией; предписывают уважать право несовершеннолетнего на конфиденциальность, ограждать их от причинения вреда из-за ненужной гласности.

Согласно п. 17.1 Минимальных стандартных правил при выборе мер воздействия компетентный орган должен руководствоваться следующими принципами:

a) меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также с потребностями общества;

B) решения об ограничении личной свободы несовершеннолетнего должны приниматься только после тщательного рассмотрения вопроса и ограничение должно быть по возможности сведено до минимума;

c) несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия;

d) при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его или ее благополучии должен служить определяющим фактором.

Главная трудность в разработке руководящих принципов для вынесения судебного решения в отношении молодых людей проистекает из неразрешенных противоречий философского характера между:

a) перевоспитанием и воздаянием по заслугам;

B) помощью и пресечением и наказанием;

c) мерой воздействия с учетом исключительных обстоятельств конкретного дела и мерой воздействия в интересах защиты общества в целом;

d) общим предупреждением и индивидуальным наказанием.

Противоречие между этими подходами четче проявляется в отношении дел несовершеннолетних, чем в отношении дел взрослых. В силу разнообразия причин и следствий, являющихся отличительной чертой дел несовершеннолетних, между этими альтернативами возникает сложная взаимозависимость.

Минимальные стандартные правила отправления правосудия в отношении несовершеннолетних не предписывают применения какого-либо подхода, а, скорее, указывают на подход, в наибольшей степени отвечающий международно-признанным принципам. Поэтому основные положения, изложенные в правиле 17.1, в частности в пп. «а» и «с», следует воспринимать главным образом как практические руководящие принципы, которые должны служить общей отправной точкой; при учете их соответствующими органами они могли бы в значительной степени способствовать обеспечению защиты основных прав несовершеннолетних правонарушителей, в особенности основных прав на развитие личности и образование.

В пп. «b» правила 17.1 указывается, что подход, имеющий чисто карающий характер, является неприемлемым. Если в делах взрослых и также, возможно, в случае серьезных правонарушений несовершеннолетних заслуженное наказание и карающие санкции могут рассматриваться как в определенной степени обоснованные, то в делах несовершеннолетних над такими соображениями должны всегда преобладать интересы обеспечения благополучия и будущего молодых людей.

Согласуясь с резолюцией 8 шестого Конгресса Организации Объединенных Наций, пп. «b» правила 17.1 способствует максимально широкому применению альтернатив заключению, учитывая необходимость удовлетворения конкретных потребностей молодежи. Поэтому следует полностью использовать весь диапазон существующих альтернативных мер и разрабатывать новые альтернативные меры с учетом требований безопасности общества. Максимально широко должна применяться система пробации путем вынесения условных приговоров, отсрочки их исполнения, постановлений советов и других видов решений.

Подпункт «с» правила 17.1 отвечает одному из руководящих принципов резолюции 4 шестого Конгресса, направленному на то, чтобы избегать заключения несовершеннолетних в тюрьму, за исключением тех случаев, когда нет другой соответствующей меры, которая обеспечивала бы безопасность общества.

Компетентный орган власти должен иметь право в любой момент прекратить судебное разбирательство (правило 17.4). Право на прекращение в любой момент судебного разбирательства является отличительной чертой, присущей практике обращения с несовершеннолетними правонарушителями, в отличие от взрослых. В любое время компетентному органу власти могут стать известны обстоятельства, которые позволят считать полное прекращение вмешательства наилучшим решением по делу.

Пекинские правила определяют, что во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения применять к несовершеннолетним широкий диапазон альтернативных мер и относят к ним:

а) постановления об опеке, руководстве и надзоре;

B) пробация;

c) постановления о работе на благо общины;

d) финансовые наказания, компенсация и реституция;

e) постановления о принятии промежуточных и других мер;

f) постановления об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях;

g) постановления, касающиеся передачи на воспитание, места проживания или других воспитательных мер;

h) другие соответствующие постановления.

Этот перечень является открытым, что свидетельствует об одобрении использования и иных форм (п. 18.1)6.
Пекинские правила рекомендуют, что помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправительное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходимого срока (п. 19).

Установлено, что в лучшем случае имеется незначительная разница в результатах, достигнутых посредством содержания в исправительных учреждениях, по сравнению с результатами, достигнутыми без применения этой меры. Многочисленные неблагоприятные последствия для личности, которые, по-видимому, являются неизбежными при любом помещении в исправительное учреждение, не могут быть компенсированы исправительной работой. Это особенно справедливо в отношении несовершеннолетних, которые подвержены отрицательным влияниям. Кроме того, негативные последствия, связанные не только с лишением свободы, но и с изоляцией от общества, сказываются на несовершеннолетнем в большей степени, чем на взрослом, поскольку они затрагивают несовершеннолетнего на начальной стадии его развития.

Цель данного правила заключается в ограничении содержания в исправительных учреждениях в двух отношениях: количественном («крайняя мера») и временном («минимального срока»). В правиле 19 отражен один из руководящих принципов резолюции 4 шестого Конгресса Организации Объединенных Наций: несовершеннолетний нарушитель не должен заключаться в тюрьму, за исключением тех случаев, когда не имеется других соответствующих мер. Поэтому в данном правиле содержится призыв к тому, чтобы в тех случаях, когда несовершеннолетний должен быть помещен в исправительное учреждение, лишение свободы должно быть ограничено минимально необходимым сроком и при этом должны быть осуществлены специальные организационные мероприятия по содержанию несовершеннолетнего и учтены различные типы правонарушителей, правонарушений и учреждений. Предпочтение должно отдаваться «открытым» учреждениям перед «закрытыми». Кроме того, все учреждения должны быть исправительного или образовательного типа, а не тюремного.

Правила рекомендуют прилагать усилия для использования промежуточных форм работы, таких, как исправительные учреждения с ослабленным режимом, воспитательные дома, центры дневной подготовки и другие аналогичные им соответствующие формы, которые могут способствовать надлежащей реинтеграции несовершеннолетних в жизнь общества (п. 29.1).

Пункт 5 Пекинских правил, в котором говорится, что «система правосудия в отношении несовершеннолетних должна ориентироваться на обеспечение благосостояния несовершеннолетних», также предполагает избегание применения исключительно карающих санкций. Таким образом, правило вводит принцип пропорциональности «и гарантирует, что любая реакция на действия малолетних правонарушителей всегда будет пропорциональна обстоятельствам, как преступления, так и преступника», который, согласно утверждению Комментария к правилу 5, сформулирован подобным образом с целью избегания излишнего применения карающих санкций.

Пекинские правила также поощряют применение так называемого перенаправления (правило 11), которое все шире применяется во многих странах. Перенаправление предполагает по возможности уход от обращения в судебные инстанции и, таким образом, от контакта с официальной судебной системой несовершеннолетних, которые совершили преступления, за исключением наиболее тяжких преступлений, по крайней мере при первом задержании.

Прекращение дела, в том числе изъятие его из ведения уголовного правосудия и передача вспомогательным службам общины, обычно практикуется на официальной и неофициальной основе во многих правовых системах. Эта практика позволяет ограничить негативные последствия процедуры отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (например, клеймо судимости и приговора). Во многих случаях наилучшие результаты дает невмешательство со стороны компетентных органов власти. Таким образом, прекращение дела в самом начале без передачи его альтернативным (социальным) службам может дать оптимальный результат. Это особенно касается дел, не связанных с серьезным нарушением, и когда семья, школа или другие институты, осуществляющие неофициальный социальный контроль, уже приняли или намерены принять надлежащие конструктивные меры воздействия.

Прекращение дела может быть осуществлено на любом этапе принятия решения — полицией, прокуратурой или другими учреждениями, например, судами, советами или комиссиями. Оно может быть осуществлено одним, несколькими или всеми органами власти, в соответствии с правилами и политикой соответствующих систем и с международными нормами.

В правиле 11.3 подчеркивается большое значение обязательного согласия несовершеннолетнего нарушителя (или его родителей, опекуна) на рекомендованную форму прекращения дела (без такого согласия прекращение дела с передачей его службам общины противоречило бы Конвенции об упразднении принудительного труда). Однако такое согласие не должно восприниматься как нечто неоспоримое, поскольку оно может иногда быть дано несовершеннолетним в состоянии отчаяния. В правиле подчеркивается, что следует свести к минимуму возможность принуждения и запугивания на всех уровнях процесса прекращения дела. Несовершеннолетние не должны чувствовать, что на них оказывается давление (например, чтобы избежать судебного процесса) или подвергаться давлению с целью получения согласия на ту или иную форму прекращения дела. Поэтому предлагается разработать положение об объективной оценке уместности вынесения решений, касающихся молодых правонарушителей, «компетентным органом власти на основании заявления»7.

В правиле 11.4 рекомендуется положение, содержащее эффективные альтернативы отправлению правосудия в отношении несовершеннолетних в форме прекращения дела с передачей его в общину. Особенно рекомендуются программы, в которых предусматривается урегулирование посредством реституции потерпевшему и принятия мер с целью исключения в будущем нарушений закона посредством осуществления временного надзора и руководства. С учетом конкретных обстоятельств прекращение дела было бы уместным даже в случае совершения более серьезных правонарушений (например, первое правонарушение, деяние, совершенное под давлением приятелей и т.д.).

Важный аргумент ограниченного применения уголовной ответственности в отношении несовершеннолетних изложен в Эр-Риядских принципах: «...поведение молодых людей, не соответствующее социальным нормам и общечеловеческим ценностям часто является составной частью процесса взросления и роста и имеет тенденцию спонтанного завершения с достижением зрелости большей части людей» (5.е)8.

Именно поэтому правосудие в отношении несовершеннолетних основывается не на «снисходительном», вопреки широко распространенному ошибочному мнению, отношении, а на реакциях на преступления, совершенные несовершеннолетними, которые:

  • поощряют процесс изменения поведения, путем оказания ребенку или подростку помощи в том, чтобы почувствовать ответственность за собственные действия и их влияние на других;
  • поддерживают интеграцию, а не отчуждение;
  • пытаются избежать вовлечения официальной судебной системы и, более всего, исключительно карающих реакций, таких, как лишение свободы, всякий раз, когда это возможно, и придают большое значение конструктивным решениям, поддерживаемым сообществом9.

Комитет ООН по правам ребенка подчеркивает необходимость шире использовать альтернативы, лишению свободы, выделять необходимые ресурсы для таких альтернатив.

Все это указывает на важность применения института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних и в Республике Молдова.

Для правильного понимания сущности оснований освобождения от уголовной ответственности, применяемых к несовершеннолетним, следует обратиться к их социально-юридической природе. Включив в законодательство понятие «несовершеннолетний», законодатели государств и всего международного сообщества установили юридическую границу между несовершеннолетием и совершеннолетием, создав тем самым автономную демографическую группу людей — носителей специфических прав и обязанностей10.
Потребность в создании такой автономной группы диктуется необходимостью особой, специальной правовой защиты несовершеннолетних, обусловленной особыми психофизиологическими и социальными качествами личности детей и подростков.

В современном обществе институт освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних приобрел особую актуальность11, так как рост преступлений, совершенных несовершеннолетними, показывает неэффективность назначения наказаний для подростков за незначительные преступления.

Таблица 1 показывает численность несовершеннолетних, совершивших преступления в РМ в 1995–2005 гг.

Таблица 1. Численность несовершеннолетних, совершивших преступления в РМ в 1995–2005 гг.

Год

Численность несовершеннолетних,

совершивших преступления

1995

2326

1996

2193

1997

2330

1998

2520

1999

2442

2000

3032

2001

2629

2002

2929

2003

2599

2004

2711

2005

2612

В 2005 г. 2612 несовершеннолетних совершили 14,6% всех преступлений в Молдове12 (в 2003 г. — 11,72%13). Из них: убийств — 20, умышленное причинение телесных повреждений — 15, изнасилование — 19, грабежи — 191, кражи — 1774, разбои — 30, хулиганство — 97, мошенничество — 37, преступления, связанные с наркотиками, — 7414.

Тревогу вызывает высокое количество тяжких преступлений несовершеннолетних. Следует учесть проявление новых, неизвестных ранее черт криминогенного характера, характеризующих преступность среди несовершеннолетних:

  • более широкое применение холодного и огнестрельного оружия;
  • неоправданная жестокость, даже садизм при совершении преступлений против личности;
  • рост числа заранее организованных, групповых преступлений;
  • стремление создать для себя материальные выгоды путем совершения корыстных преступлений.

Во всем этом содержится потенциальная возможность совершения этими лицами в будущем еще более опасных преступлений, если их преступное поведение не будет своевременно пресечено.

Значимым для уголовно-правового регулирования является возраст15, так как он определяет временные рамки, в течение которых лицо может быть освобождено от уголовной ответственности из-за несовершеннолетия. В сферу уголовного права человек входит на определенной возрастной ступени своего развития, достигнув которой, он может осознавать характер своих действий и руководить ими16. Уголовно-правовая презумпция, устанавливающая, что лицо, не достигшее определенного возраста, не способно к виновной ответственности, относится к числу презумпций, выражающих связи между фактами, которые обусловливают наличие или отсутствие предпосылок применения уголовного закона17. Достижение субъектом указанного в законе возраста, необходимого для уголовной ответственности, относится в уголовном праве к так называемым неопровержимым презумпциям18. Устанавливая возрастные пороги ответственности несовершеннолетних, законодатель исходит из того, что к моменту достижения указанного в законе возраста лица достигают и соответствующего ему уровня общей и правовой социализации19.

В мире не существует международных стандартов, в которых был бы указан разумный возраст, начиная с которого для несовершеннолетнего может наступить уголовная ответственность. Конвенция ООН по правам ребенка предписывает государствам-участникам установить «минимальный возраст, до достижения которого дети будут считаться не способными нарушить уголовное законодательство» (ст. 40.3.а). Пекинские правила дополняют этот принцип тем, что «этот возраст не должен быть слишком низким, принимая во внимание эмоциональную, психическую и интеллектуальную незрелость» (правило 4.1). Это правило предлагает по крайней мере один показатель для установления соответствующего возраста: данные медицинских и психосоциальных исследований, а не традиция или требования общества. В основе установления возраста для субъекта преступления, как правило, лежит уровень сознания несовершеннолетнего, т.е. способность данного лица практически осознавать происходящее в объективном мире и в соответствии с этим осмысленно и целенаправленно совершать те или иные действия, а также поступки. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность, в различных странах определяется по-разному. В Канаде возраст наступления уголовной ответственности — 12 лет, во Франции — 13 лет, в Германии, Италии — 14 лет, в Дании, Исландии, Швеции и Норвегии — 15 лет, в Испании и Португалии — 16 лет, в Бельгии — 18 лет. Подлежит осмыслению факт установления в некоторых странах уголовной ответственности с 7-летнего возраста (Ирландия, Ливан, Кипр и ряд других государств). Комитет по правам ребенка в Заключительных замечаниях к отчетам государств-участников постоянно упоминает, что следует устанавливать минимальный возраст наступления уголовной ответственности на максимально возможном уровне. Комитет критиковал государства, где данный возраст установлен на отметке 10 лет или ниже. В то же время минимальный возраст наступления уголовной ответственности не является автоматическим показателем того, как с ребенком обращаются после совершения преступления. Так, например, в Шотландии, где этот возраст один из самых низких (8 лет), прогрессивная система «слушания детей» фактически позволяет избегать контакта с официальной судебной системой детей в возрасте до 16 лет — и даже многих в возрасте 16–17 лет — в случае всех преступлений, за исключением наиболее тяжких, находя решения, которые не предполагают лишения свободы. Сравним эту ситуацию с Гватемалой, где минимальный возраст наступления уголовной ответственности — 18 лет, но любой ребенок, не достигший этого возраста, может быть помещен на длительный срок в социально-воспитательное учреждение. Следовательно, минимальный возраст наступления уголовной ответственности может отражать или не отражать репрессивные или реабилитационные намерения властей государства.

Отсутствие гарантии справедливого судебного процесса по закону определяет серьезную озабоченность установления «слишком высокого» минимального возраста наступления уголовной ответственности20.

В РМ согласно ст. 21 УК РМ уголовной ответственности подлежат вменяемые лица, которые в момент совершения преступления достигли 16 лет21. Физические лица в возрасте от 14 до 16 лет подлежат уголовной ответственности только при совершении умышленного убийства, детоубийства, умышленного причинения тяжкого телесного повреждения или телесного повреждения средней тяжести с отягчающими обстоятельствами, за похищение человека, незаконное лишение свободы с отягчающими обстоятельствами, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, развратные действия, кражу, грабеж, разбой, хищение имущества в крупных или особо крупных размерах, шантаж с отягчающими обстоятельствами, мошенничество с отягчающими обстоятельствами, карманную кражу с отягчающими обстоятельствами, причинение имущественного ущерба путем обмана с отягчающими обстоятельствами, умышленное уничтожение или повреждение имущества с отягчающими обстоятельствами, умышленное повреждение или разрушение путей сообщения и транспортных средств, самовольная без надобности остановка поезда, умышленное блокирование транспортных путей, угон транспортного средства с отягчающими обстоятельствами, угон или захват железнодорожного подвижного состава, воздушного или водного судна, заведомо ложное сообщение о террористическом акте, производство, приобретение, переработка, хранение, перевозка, использование или приведение в негодность взрывчатых веществ или радиоактивных материалов с отягчающими обстоятельствами, бандитизм, создание преступной организации или руководство ею, массовые беспорядки, действия, дезорганизующие деятельность пенитенциарных учреждений, хулиганство с отягчающими обстоятельствами, вандализм с отягчающими обстоятельствами. Предусмотрено наступление уголовной ответственности с 14 лет за внесение или распространение вредоносных компьютерных программ, незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт или сбыт оружия и боеприпасов с отягчающими обстоятельствами, а также за незаконный оборот наркотических, психотропных веществ или их аналогов не в целях отчуждения с отягчающими обстоятельствами, радиоактивных, взрывчатых веществ (включая производство). Также предусмотрена ответственность за посягательство на жизнь полицейского, судьи, офицера по уголовному преследованию, прокурора, президента, председателя парламента, премьер-министра и ряда других преступлений, перечисленных в ст. 21 (2) УК РМ.

Тем самым законодатель подчеркивает особый подход к привлечению несовершеннолетних к уголовной ответственности в силу социальных, морально-этических и психических факторов. Социальная потребность закрепления особого порядка уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних заключается в том, что с учетом пластичности и особенностей интенсивно развивающейся психики подростка необходимая достаточность уголовно-правового воздействия на несовершеннолетних преступников может быть достигнута в большинстве случаев применением к ним смягченных или специфичных мер воздействия; лица же до 14 лет не несут уголовной ответственности вообще.

Отметим, что в УК РМ при определении возраста наступления уголовной ответственности были учтены современные социально-психологические характеристики несовершеннолетних:

  • акселерация не только в физической, но и в интеллектуально-волевой сфере;
  • более широкое участие подростков во всех видах деятельности, как социально-позитивной, так и негативной (в частности, в групповой преступной деятельности);
  • распад семьи и увеличение в связи с этим числа беспризорных и безнадзорных детей, которые пополняют ряды преступников и т.п.

Ориентируясь на научные разработки ученых, педагогов, психологов, юристов, законодатель счел возможным оставить возрастные границы — 14 и 16 лет.

Таким образом, гуманное отношение к несовершеннолетним справедливо подвергнуто дифференциации22 по двум их качественно разным социально-физиологическим группам: подростков в возрасте до 16 лет и несовершеннолетних в возрасте до 14 лет.
Определяя границы возраста уголовной ответственности несовершеннолетних, законодатель принимает во внимание многие обстоятельства, но все же решающее значение придает психологическим особенностям, свойственным несовершеннолетним соответствующего возраста, степени возможности или способности осознания ими общественной опасности деяний, образующих преступления определенного вида. Причем во внимание принимаются типичные для большинства несовершеннолетних, достигших данного конкретного возраста, особенности развития их интеллекта и воли.

В повседневных поступках или поведении несовершеннолетних той или иной возрастной группы нередко проявляется их психическая незрелость. Однако последняя не устраняет уголовной ответственности в тех случаях, когда те же несовершеннолетние совершают не обычные поступки, а из ряда вон выходящие, особые действия, каковыми являются преступления23.

Несовершеннолетние в состоянии сознательно выбирать вариант должного поведения, т.е. действовать в соответствии с требованиями норм права и правил человеческого общежития. Этим в первую очередь и объясняется, что законом установлена уголовная ответственность, например, не с 10-летнего, а именно с 14-летнего возраста за отдельные преступления, а за остальные, как правило, с 16-летнего возраста.

Несовершеннолетние, достигшие 14 и 16 лет, в достаточной мере могут осмысливать свои действия, признаваемые законом преступлениями, осознавать их общественную опасность. И если, несмотря на это, несовершеннолетние все же совершают преступления соответствующего вида, имея возможность поступить по-другому, они вполне обоснованно могут и должны привлекаться к уголовной ответственности.

Поскольку достижение предусмотренного законом возраста — одно из обязательных условий уголовной ответственности несовершеннолетних, необходимо в каждом случае точно установить их возраст в момент совершения преступления.
При расследовании преступлений и при рассмотрении уголовных дел на органах расследования, прокуратуре и судах лежит обязанность установления возраста несовершеннолетнего, привлекаемого или привлеченного к уголовной ответственности. Чаще всего возраст устанавливается по документам: выписке из книги регистрации актов гражданского состояния, удостоверению личности и т.п. Лицо считается достигшим определенного возраста в ноль часов следующих за днем рождения суток.

Несовершеннолетние, к сожалению, часто не знают, с какого возраста и за какие преступления они могут привлекаться к уголовной ответственности. По данным исследований, часть несовершеннолетних полагали, что уголовная ответственность наступает лишь с 18 лет. Даже 16–17-летние подростки считали, что за кражи, хулиганство, телесные повреждения в их возрасте уголовная ответственность не наступает24. Данные другого исследования свидетельствуют, что половина учащихся старших классов общеобразовательной школы были убеждены в том, что до 16 лет вообще уголовная ответственность исключается, а каждый шестой из них допускал ее возможность только с 18 лет.

Таблица 2 показывает возрастную структуру несовершеннолетних, совершивших преступления на территории РМ в 1995–2002 гг.

Таблица 2. Возрастная структура несовершеннолетних, совершивших преступления в РМ

Годы

Возраст

14–15 лет

16–17 лет

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

832

752

851

894

915

1046

980

1167

1494

1441

1479

1626

1527

1986

1649

1762

От уголовной ответственности несовершеннолетний может быть освобожден как по общим основаниям, так и по специальным, имеющим отношение только к данной категории лиц25. При этом нужно иметь в виду, что при применении общих видов освобождения от уголовной ответственности учитываются особенности привлечения к уголовной ответственности лиц, не достигших 18-летнего возраста.

Несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с: привлечением к административной ответственности (ст. 55 УК РМ), добровольным отказом от совершения преступления (ст. 56 УК РМ), деятельным раскаянием (ст. 57 УК РМ), изменением обстановки (ст. 58 УК РМ). К лицам, не достигшим 18-летнего возраста, как и к совершеннолетним преступникам, может применяться амнистия, они могут быть условно освобождены от уголовной ответственности (ст. 59 УК РМ), а также освобождены от уголовной ответственности в связи с примирением (ст. 109 УК РМ). Вышеуказанные основания в отношении их не предусматривают каких-либо изъятий из общих правил. При освобождении от уголовной ответственности лица, не достигшего 18-летнего возраста, в связи с истечением сроков давности (ст. 60 УК) необходимо учитывать особенности сроков давности применительно к несовершеннолетним. Согласно ст. 60 (7) УК РМ в отношении их сроки сокращены наполовину. Таким образом, подросток освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

a) один год после совершения незначительного преступления;

B) два с половиной года после совершения преступления средней тяжести;

c) семь с половиной лет после совершения тяжкого преступления;

d) десять лет после совершения особо тяжкого преступления;

e) двенадцать с половиной лет после совершения чрезвычайно тяжкого преступления.

Наряду с общими видами освобождения от уголовной ответственности в законодательстве содержатся и специальные виды, применяемые только к лицам, не достигшим 18 лет26. В ч. 1 ст. 54 УК говорится: «…лицо, не достигшее 18 лет и впервые совершившее незначительное преступление или преступление средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности в соответствии с положениями уголовной процедуры, если установлено, что его исправление возможно без привлечения к уголовной ответственности», т.е. факт несовершеннолетия виновного лица указывает лишь на правомерность постановки вопроса об освобождении его от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного характера27.

Таким образом, освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности закон связывает с рядом обстоятельств:

  • преступление должно быть совершено впервые;
  • деяние должно относиться к незначительному преступлению или преступлению средней тяжести;
  • положительная характеристика личности подростка, позволяющая прийти к убеждению, что цель его исправления может быть достигнута без применения уголовной ответственности, а путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. Такая убежденность должна складываться на основе характера общественной опасности деяния (оценка важности объекта посягательства, роль несовершеннолетнего в преступном посягательстве, степень завершенности деяния, размер причиненного несовершеннолетним вреда и т.д.), данных о личности преступника (впервые совершает незначительное или средней тяжести преступление, в целом положительно характеризуется педагогами, преступление совершено вследствие стечения неблагоприятных для него обстоятельств, не вышел из-под контроля родителей или лиц, их заменяющих, не страдает алкогольной или наркотической зависимостью).

Самостоятельный подход к объяснению социальной природы освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности связан с психологическими причинами совершения общественно опасных деяний: в силу возрастной психологии ребенка ему свойственны действия и поступки, вызванные детской шалостью, озорством, давлением психологической установки подростковой среды (группы). И если бы возрастной признак субъекта преступления был не установлен так четко или размыт, то это приводило бы к серьезным нарушениям прав несовершеннолетних, расширению круга лиц, привлекаемых к уголовной ответственности и т.п.28

Законодатель опирается на то, что возраст от 14 до 18 лет характеризуется глубокой физиологической перестройкой организма. Этот сложный и противоречивый процесс трансформации личности подростков как раз и определяет их психологические и социально-психологические особенности.

Подходя к оценке общественной опасности преступлений несовершеннолетних, следует помнить, что хотя подростки до 18 лет обязаны нести уголовную ответственность за совершенные преступления, все же в силу своих возрастных особенностей они уступают взрослым по уровню развития интеллекта и воли. По этой причине несовершеннолетние не всегда могут осознавать характер своих действий в той же мере, в какой это свойственно взрослым29.

Отмеченная особенность психического содержания преступлений несовершеннолетних свидетельствует о меньшей степени вины подростков в указанных случаях по сравнению с виной взрослых лиц и некоторых подростков, совершающих преступления осознанно, с четко выраженными намерениями, с хорошим предвидением последствий содеянного. Это обстоятельство имеет важное значение для индивидуализации ответственности. Не должны применяться меры уголовного наказания к несовершеннолетним за отдельные незначительные правонарушения, носящие иногда характер детского озорства.

Подростки с указанными дефектами воли наиболее легко бывают подвержены влиянию внешних обстоятельств, способствующих незаконному возникновению намерения совершить преступление.

Отметим, что далеко не все преступные деяния подростков обусловливаются незрелостью их воли. В практике встречается много преступлений несовершеннолетних, свидетельствующих о значительном развитии их волевых качеств, проявляющихся в хорошо осознанном ими мотиве совершенного преступления, трезвой оценке возможностей достижения преступной цели и предвидение последствий своего поведения. Таким образом, вопрос о влиянии внезапно возникшего умысла на степень вины несовершеннолетнего правонарушителя должен решаться применительно к каждому конкретному случаю.

Возрастную специфику несовершеннолетних необходимо принимать во внимание не только при оценке умышленных, но также и неосторожных преступлений. Чтобы ответить на вопрос, может ли данное действие несовершеннолетнего рассматриваться как преступная неосторожность, необходимо установить индивидуальные особенности и свойства этого лица: возраст, общий уровень развития образования, объем знаний и навыков, профессиональный опыт, физическое и психическое состояние в момент совершения преступления и др.

Известно, что подростки, особенно в возрасте 14–16 лет, отличаются от взрослых лиц недостаточным умением логически прослеживать ход событий и предвидеть возможные последствия своего поведения. По этой причине одни и те же действия, совершенные взрослым и несовершеннолетним, могут получать иногда неодинаковую юридическую оценку. Например, деяние взрослого будут квалифицироваться как преступная неосторожность, а такое же деяние несовершеннолетнего в силу его индивидуальных психологических особенностей может быть расценено как «случайность».

При освобождении от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного характера возрастная мотивация преступлений является существенной.

В то же время необходимо решительно предостеречь от неправильного понимания значения возрастной мотивации для определения степени общественной опасности преступлений несовершеннолетних и их личности. Ряд авторов полагают, что, поскольку «детские» мотивы антиобщественного поведения менее опасны, нежели корыстные и другие низменные мотивы, и не свидетельствуют о глубоко укоренившейся антисоциальной установке личности подростка, то они уже сами по себе являются достаточным основанием для признания совершенного преступления не представляющим большой общественной опасности и освобождение виновного от уголовной ответственности.

При анализе мотивации подростка необходимо учитывать:

  • —   биологические изменения (половое созревание);
  • —   психологические изменения (усложнение форм абстрактно-логического мышления, развитие самосознания, расширение сферы волевой активности);
  • —   социальный контекст жизни подростка.

Известно, что длительность и интенсивность протекания подросткового периода во многом зависит от культурно-исторических условий: переход от детства к взрослости может быть коротким и суровым, а может затянуться почти на целое десятилетие, как это происходит в современном индустриальном обществе. Мотивы преступной деятельности могут быть устойчивые и ситуативные.

Устойчивые мотивы становятся стержнем преступного образа жизни, ситуативные проявляются в конкретной криминогенной ситуации. Иногда криминологи и правоведы говорят о немотивированных преступлениях. Криминальная психология такого не признает. Просто в данном случае истинный мотив не удалось установить. В групповых преступлениях у членов группы при совершении конкретного преступления могут быть разные мотивы. Особенно это касается несовершеннолетних. Так, совершая разбойное нападение, один руководствуется стремлением к личному обогащению, другой — желанием самоутвердиться в группе, третий — проявить свою смелость, четвертый идет из-за боязни быть изгнанным из группы или боязни наказания и т.д.

Мотивы бывают:

  • прямые (когда преступник желал наступления определенных последствий — например, нанесения материального ущерба и т.д.) и
  • косвенные (когда преступник не желал каких-то последствий, а они наступили).

Возрастными особенностями несовершеннолетних обусловлена не только меньшая в общей массе степень общественной опасности совершаемых ими преступлений, но и меньшая степень общественной опасности их личности.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, с одной стороны, достигают уже достаточно высокого уровня социализации (у них появляются самостоятельность, настойчивость, умение контролировать свое поведение, владеть собой), с другой — происходит дальнейшая социализация личности (продолжается или завершается обучение в школе или в колледже, происходит уяснение своего места в обществе, накапливается опыт межличностных отношений). Для такого возраста весьма характерны излишняя категоричность суждений, вспыльчивость, неуравновешенность, неспособность оценить ситуацию с учетом всех обстоятельств и т.д. Эти возрастные особенности обусловили установление в отношении ответственности несовершеннолетних ряда исключений и дополнений по сравнению с общими правилами уголовной ответственности»30. У большинства несовершеннолетних правонарушителей отсутствует чувство меры, долга, представление о дозволенном, порядочном и непорядочном. Молодой человек становится рабом своих желаний, влечений. Жизненные потребности у таких подростков чаще всего примитивные, материальные и преобладают над духовными. Эти ребята привыкли добиваться удовлетворения своих желаний любой ценой, даже путем правонарушений. Причем половина опрошенных осужденных подростков, совершивших кражи, хулиганские действия, грабежи, считали, что приговор слишком суров, так как они «ничего особенного не сделали». Каждый третий из опрошенных отмечал свою «слабохарактерность, отсутствие силы воли». Неотвратимость наказания имеет значение не только для борьбы с правонарушителями, но и для воспитания уважения к закону, укрепления законности в целом, воспитания у всех людей привычки соблюдать правовые предписания.

В юридической литературе существует мнение о том, что основание освобождения виновного от уголовной ответственности всегда имеет двойственную природу и состоит из двух самостоятельных признаков:

1) небольшая степень общественной опасности совершенного преступления;

2) отсутствие или небольшая степень общественной опасности личности виновного, который не нуждается в применении к нему мер уголовной ответственности31.

Более того, Т. Лесниевски-Костарева считает, что ведущую роль среди двух непременных обстоятельств освобождения от уголовной ответственности имеет невысокая общественная опасность именно личности виновного, а равно нецелесообразность привлекать лицо к уголовной ответственности по истечении длительного времени после совершения преступления32.

Данная точка зрения представляется ошибочной с методологических позиций. Следует разграничивать основания и условия освобождения от уголовной ответственности, в том числе предусмотренные ст. 54 УК РМ. Текстуальный анализ ч. 1 ст. 54 УК показывает, что законодатель в качестве оснований признает тяжесть совершенного преступления, а в качестве условия — возможность исправления несовершеннолетнего путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. На необходимость такого структурирования указывает формулировка, использующая слова «может быть» и «если установлено». По мнению Э.Б. Мельниковой, такая позиция УК весьма сходна с принципом уголовной безответственности в законодательстве зарубежных стран с тем различием, что у нас этот принцип применяется в совокупности с принципом воспитуемости, а именно — несовершеннолетний не освобождается от уголовной ответственности автоматически, а может быть освобожден, если суд сочтет его воспитуемым33.

Оценка личности виновного предопределит целесообразность применения ст. 54 УК РМ, т.е. выступит условием реализации данной нормы. Лексический анализ фразы «если установлено», использованной в ч. 1 ст. 54 УК РМ показывает, что слово «если» прямо указывает на условие активизации формально-юридических оснований ст. 54 УК в правоприменительной деятельности. Очевидно, что основание и условие должны обязательно сочетаться друг с другом, при отсутствии хотя бы одного из них ст. 54 УК РМ не может быть применена.

На наличие самостоятельного условия действия ст. 54 УК РМ указывает и еще одно обстоятельство. Статья 54 УК содержит формулировку, в соответствии с которой несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности. Следовательно, несовершеннолетний может и не быть освобожденным в соответствии со ст. 54 УК от уголовной ответственности, даже при наличии оснований, связанных с тяжестью содеянного. Данный вопрос представляется весьма сложным, поскольку в действие вступает усмотрение должностного лица, зависящее не только от фактических характеристик личности виновного, но в ряде случаев — от уровня правосознания лица, применяющего норму права. А. Барак, освещая проблемы судейского усмотрения, пишет: «Здесь не только нет согласия относительно правил для установления нормативного содержания судебного решения, но даже в рамках контекста данной совокупности фактов можно прийти к различным результатам. Все согласны, что фактические обстоятельства дела важны для установления нормативного содержания судебного решения. Такое содержание — это правило в границах фактов. Однако число фактов бесконечно. Судья должен отличать «важные» факты от «неважных» фактов. Это различие не делается на основе точных стандартов, и, таким образом, возможен определенный судейский дрейф»34.

Ходатайство прокурора об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности рассматривается судьей по уголовному преследованию. В случае если судья по уголовному преследованию отклонил ходатайство об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности, прокурор аннулирует постановление о прекращении производства по делу и направляет дело в суд в обычном порядке с обвинительным заключением35.

Область усмотрения правоприменителем целесообразности или нецелесообразности применения ст. 54 УК РМ, обусловленная оценкой личности виновного и последующей оценкой перспектив его исправления, может допускать альтернативные толкования. В этом видно еще одно поле для протекционирования доктрины восстановительного правосудия. Если в правоприменительной практике будет доминировать общий гуманный подход к решению вопроса об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности, то восстановительное правосудие укрепит свои позиции в отечественном уголовном праве.

Таким образом, можно сделать вывод, что следует различать основание и условие применения ст. 54 УК РМ. В качестве формально-юридического основания выступают признаки самого преступления, позволяющие отнести его к законодательно установленной категории незначительной или средней тяжести. В качестве условия — характеристики личности несовершеннолетнего, виновного в совершении такого преступления, обусловливающие усмотрение правоприменителя относительно перспектив исправления несовершеннолетнего без применения мер уголовной репрессии, с заменой их принудительными мерами воспитательного воздействия.

Согласно статистическим данным каждое третье преступление подростка совершается в результате подстрекательства со стороны взрослого. Факт совершения преступления под воздействием взрослого лица, является для подростка смягчающим обстоятельством. Поэтому, рассматривая дела о несовершеннолетних, необходимо устанавливать всех участников преступной группы, и в первую очередь взрослых лиц, выявлять их действительную роль в совершении преступления.

В связи с незрелостью воли, а также с учетом повышенной восприимчивости подростков к процессу перевоспитания, в подавляющем большинстве случаев признается целесообразным и широко используется на практике исправление несовершеннолетних правонарушителей с помощью одних принудительных мер воспитательного характера.

Согласно ст. 54 (2) УК РМ к несовершеннолетним, освобожденным от уголовной ответственности, могут быть применены принудительные меры воспитательного характера36, т.е. установленные законом меры государственного принуждения с целью их исправления педагогическим средствами без привлечения к уголовной ответственности. Принудительными они являются потому, что назначаются и приводятся в исполнение независимо от воли несовершеннолетнего или его законного представителя, обязательны как для лиц, совершивших преступления, так и для других лиц. Их реализация обеспечивается силой государственных органов, наделенных специальными полномочиями. Неисполнение назначенной меры влечет негативные правовые последствия, прямо зафиксированные в законе. С учетом воспитательной функции уголовного закона и практики его применения является необходимым сначала воспитывать несовершеннолетних преступников, и лишь только после того, как принудительные меры воспитательного воздействия себя исчерпают, следует применять меры уголовного наказания37.

По своему содержанию меры, предусмотренные ч. 2 ст. 54 УК и закрепленные в ч. 1 ст. 104 УК, носят воспитательный характер. При их применении воздействие на несовершеннолетнего оказывается прежде всего путем убеждения, доведения до сознания отрицательной оценки его поступка, недопустимости общественно опасного поведения. Цель исправления достигается без привлечения подростка к уголовной ответственности или без применения уголовного наказания, при экономии мер уголовной репрессии.

Следовательно, вышеназванные меры по своему содержанию являются воспитательными, а по характеру исполнения — принудительными. С уголовным наказанием они имеют лишь внешнее сходство. Между ними существуют качественные различия, определяющие их различную правовую природу. В принудительных мерах отсутствуют элементы кары. Они не влекут за собой судимости, не делятся на основные и дополнительные виды. Последствием неисполнения несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия является возможность привлечения его к уголовной ответственности по представлению специализированного государственного органа и направления им материалов в суд. Принудительные меры воспитательного воздействия применяются к лицам, не достигшим 18-летнего возраста на момент их назначения38, достижение лицом совершеннолетия исключает применение ст. 104 УК РМ.

Согласно ст. 171 (3) Исполнительного кодекса Республики Молдова исполнение судебных решений о применении принудительных мер воспитательного характера обеспечивается исполнительным бюро по месту жительства несовершеннолетнего, специальным учебно-воспитательным или лечебно-воспитательным учреждением39.

Статья 104 УК предусматривает, что судебная инстанция может применить следующие принудительные меры воспитательного характера:

a) предупреждение40;

b) передачу несовершеннолетнего под надзор родителей, лиц, их заменяющих, или специализированных государственных органов;

c) возложение на несовершеннолетнего обязанности возместить причиненный ущерб. При назначении этой меры учитывается материальное положение несовершеннолетнего;

d) принуждение несовершеннолетнего к прохождению лечебного курса психологической реабилитации;

e) помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение.

Данный перечень мер воспитательного характера является исчерпывающим. Рассмотрим подробнее применяемые к несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного характера.

Предупреждение состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, последствий повторного совершения преступлений, предусмотренных УК РМ. Эта мера воздействия имеет как воспитательное, так и правовое значение. Предупреждение ориентировано прежде всего на нравственную оценку деяния от имени государства41. Предупреждение включает порицание действий несовершеннолетнего при совершении правонарушения, а при необходимости — и порицание его поведения в более широком плане, когда речь идет об аморальном поведении, не запрещенном нормами права, включает разъяснение несовершеннолетнему самостоятельных вопросов: во-первых, оценки вреда, причиненного его преступлением, во-вторых, последствий совершения им повторного преступления, в-третьих, последствий неисполнения примененных к нему воспитательных мер42. По мнению А. Якубова, предупреждение рассчитано на разовое действие и имеет целью помочь несовершеннолетнему правонарушителю осознать неправильность своего доведения и необходимость в дальнейшем добровольно и сознательно соблюдать установленный порядок43.

Психолого-правовое воздействие, заключающееся в предупреждении, может иметь место лишь в том случае, если несовершеннолетний действительно совершил деяние, являющееся преступлением. Такой подход следует из общего соображения о ретроспективности уголовной ответственности. Уголовная ответственность, как и освобождение от нее, может иметь место лишь на том основании, что лицо уже совершило общественно опасное деяние, подпадающее под юрисдикцию уголовного закона. В связи с этим трудно согласиться с позицией П.Ф. Гришанина и Т.М. Чапурко, трактующих правовые основания официального предостережения. Авторы указывают: официальное предостережение потенциальных несовершеннолетних правонарушителей заключается в предупреждении (со ссылкой на уголовный закон) должностным лицом правоохранительного органа тех несовершеннолетних, поведение которых вызывает обоснованное опасение в совершении ими преступлений. Законом предупреждение предусмотрено как принудительная мера воспитательного характера, которая может применяться судом взамен уголовного наказания к несовершеннолетним, совершившим впервые преступления незначительной или средней тяжести44. Оставив в стороне терминологические неточности, укажем, что ст. 104 УК РМ и все обозначенные в ней меры могут применяться лишь в том случае, если в установленном законом порядке определена и доказана вина несовершеннолетнего в совершении конкретного, а не предполагаемого преступления. Предупреждение потенциальных правонарушителей, т.е. тех, вина которых не доказана в процессуальном порядке, недопустима, так как освобождение от уголовной ответственности возможно лишь при наличии отправного пункта — материальных оснований для такой ответственности. Материальным (уголовно-правовым) основанием ответственности может выступать совершение лицом деяния, содержащего все признаки состава конкретного преступления45.

Согласно ст. 311 (2) Исполнительного кодекса Республики Молдова принудительная мера в виде предупреждения осуществляется в письменной форме под расписку в пятидневный срок в помещении исполнительного бюро по месту жительства несовершеннолетнего. Исполнительное бюро в пятидневный срок уведомляет судебную инстанцию, рассмотревшую дело по существу, об исполнении решения46.

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Представляется обоснованной позиция законодателя, уравнявшего в контексте положений ст. 104 УК статус родителей и лиц, их заменяющих, поскольку и те и другие выполняют максимально сходные социальные и воспитательные функции.

Обязанности родителей или лиц, их заменяющих, возникают из семейного права. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Передача несовершеннолетнего под надзор не наделяет родителей какими-либо иными правами и обязанностями по отношению к ребенку, она лишь должна побуждать их к более активному воспитательному воздействию на подростка, устранению или нейтрализации криминогенных условий, служит предупреждением о необходимости усиления контроля за свободным временем подростка. Данная мера целесообразна лишь в тех случаях, когда родители или лица, их заменяющие, еще имеют влияние на подростка, правильно оценивают содеянное им, могут обеспечить в будущем надлежащее поведение несовершеннолетнего, осуществлять за ним повседневный контроль. Если указанные лица в силу ряда причин не имеют возможности осуществлять контроль за поведением подростка, не способны обеспечивать должное воспитание, несовершеннолетнего целесообразно передавать под надзор государственному органу. В литературе названы конкретные формы воспитательного воздействия со стороны родителей или иных лиц, такие, как проведение бесед, ограничение возможности неблагоприятного влияния окружения47. Данный перечень является на самом деле весьма и весьма обширным. Позитивное воздействие на несовершеннолетнего со стороны родителей или лиц, их заменяющих, предполагает самые разнообразные формы, охватывающие интеллектуально-развивающий, оздоровительный, культурный, психолого-правовой аспекты, нелишним представляется физическое воспитание и т.п.

Едва ли суд может обязать субъектов надзора применять какие-либо конкретные приемы воспитательного воздействия, поскольку речь идет о сфере частной жизни. Кроме того, формы контроля за поведением несовершеннолетнего, приемы позитивного воздействия на него во многом определяются социальным статусом семьи, бытовым укладом, спецификой межличностных психологических отношений и т.п.48

В законодательстве Молдовы указано, что исполнительное бюро по месту жительства несовершеннолетнего обеспечивает получение подписи лиц, ответственных за осуществление принудительной меры в виде передачи несовершеннолетнего под надзор родителей, лиц, их заменяющих, или специализированных государственных органов. Исполнительное бюро в пятидневный срок уведомляет судебную инстанцию, рассмотревшую дело по существу, об исполнении решения49.

Обязанность возместить причиненный ущерб возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков50. Законодатель не ставит цели вообще устранения вреда, загладить — значит преуменьшить, смягчить вред, причиненный потерпевшему совершенным преступлением. Законом не определен и его вид; в преступлениях он может быть как материальным, так и моральным. Возмещение имущественного ущерба возможно при следующих условиях:

  • подросток имеет самостоятельный доход (заработная плата, стипендия, пенсия, другие законные источники) либо соответствующее имущество;
  • обладает трудовыми навыками, позволяющими собственноручно устранить причиненный вред (отремонтировать поврежденные вещи, привести в надлежащий вид помещение и т.д.).

Способ, которым заглажен причиненный вред, значения не имеет. Ущерб может быть возмещен деньгами, взамен испорченного предмета передается качественная вещь, производится установка демонтированного оборудования и т.д. Возмещение ущерба в виде денежной компенсации следует применять крайне осторожно, дабы не спровоцировать нового имущественного преступления, вызванного материальными затруднениями несовершеннолетнего.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями или лицами, их заменяющими, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Справедливо указывая на воспитательный акцент возложения обязанности загладить причиненный преступлением материальный вред, ряд ученых (Г. Миньковский и др.) предостерегают правоприменителя от превращения данной меры уголовно-правового воздействия в непосильное бремя для несовершеннолетнего и предлагают ограничить действие данной меры случаями, когда размер причиненного вреда не превышает половины минимального размера оплаты труда51. Однако ограничение пределов действия п. «с» ч. 1 ст. 104 УК РМ обозначенными размерами причиненного вреда неизбежно вступит в противоречие с законодательно закрепленными основаниями применения данной нормы. В ст. 54 УК прямо говорится о совершении несовершеннолетним незначительного преступления или средней тяжести, т.е. закон связывает пределы применения рассматриваемого основания освобождения от уголовной ответственности с тяжестью содеянного, кореллируя его с видом и размером наказания, а не с размером причиненного ущерба. Представляется, что предлагаемое решение не является методологически обоснованным, хотя смысл его очевиден. Очевидно, что судам следует выдерживать разумный баланс между постановкой и достижением целей воспитательного воздействия, а также материальным положением самого несовершеннолетнего. Однако поскольку реализация положений ст. 54 и ст. 104 УК РМ законом отнесена все же на усмотрение суда, то ему можно лишь рекомендовать обращать внимание на приоритетность целей воспитательного воздействия соответствующей меры уголовно-правового воздействия52.

Решение о применении принудительной меры в виде возложения на несовершеннолетнего обязанности возместить причиненный ущерб направляется для исполнения исполнительному бюро по месту жительства несовершеннолетнего. Исполнительное бюро в пятидневный срок уведомляет судебную инстанцию об исполнении решения.

Принуждение несовершеннолетнего к прохождению лечебного курса психологической реабилитации направлено на адаптацию их к условиям жизни в обществе как законопослушных граждан. Данный курс заключается в проведении индивидуальной воспитательной работы, изучении личности несовершеннолетних, в возможной коррекции их поведения, в содействии формированию позитивных ценностных ориентаций, в содействии их нравственному воспитанию. Согласно ст. 311 (5) Исполнительного кодекса Республики Молдова решение о применении принудительной меры в виде принуждения несовершеннолетнего к прохождению лечебного курса психологической реабилитации направляется исполнительному бюро по месту жительства несовершеннолетнего, которое обеспечивает контроль за исполнением несовершеннолетним примененной меры воспитательного характера. Исполнительное бюро в пятидневный срок со дня завершения лечебного курса уведомляет об этом судебную инстанцию с приложением его результатов.

Помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение также направлено на адаптацию их к условиям жизни в обществе. Согласно ст. 311 (6) Исполнительного кодекса Республики Молдова решение о применении принудительной меры в виде помещения несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение направляется исполнительному бюро по месту жительства несовершеннолетнего, которое обеспечивает помещение несовершеннолетнего в установленное учреждение. Исполнительное бюро в пятидневный срок уведомляет судебную инстанцию, рассмотревшую дело по существу, об исполнении решения53.

Применение принудительных мер в отношении несовершеннолетнего является альтернативой уголовной ответственности, исключающей применение к нему наказания. Суд может назначить одновременно несколько видов принудительных мер воспитательного воздействия. Это вполне обоснованно, поскольку по своему содержанию и направленности воздействия они различны и в реальной действительности могут сочетаться. Так, например, могут быть одновременно назначены предупреждение и передача под надзор родителей, предупреждение и возложение обязанности загладить причиненный вред.

Отметим, что ч. (2) ст. 54 и ч. (1) ст. 104 УК предусматривает, что при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности судебная инстанция может применить к нему принудительные меры воспитательного характера. Данное содержание норм УК вступает в противоречие с соответствующими нормами уголовно-процессуального закона. Часть (1) ст. 483 УПК предписывает: «...если в ходе уголовного преследования по делам о незначительных преступлениях или преступлениях средней тяжести, совершенных несовершеннолетним, установлено, что он впервые совершил такого рода преступления и исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без привлечения его к уголовной ответственности, орган уголовного преследования вправе предложить прокурору прекратить уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего и обратиться в судебную инстанцию с ходатайством об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности на основании статьи 54 Уголовного кодекса с помещением его в специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение или с применением к нему принудительных мер воспитательного характера в соответствии с положениями статьи 104 Уголовного кодекса».

Исходя из предписаний указанной нормы УПК, решение судебной инстанции о применении или неприменении к несовершеннолетнему, освобожденному от уголовной ответственности, принудительных мер воспитательного характера является безальтернативным, т.е. применение таких мер является обязательным54.

Контроль за выполнением несовершеннолетним требований, предусмотренных мерой воспитательного характера, примененной к нему на основании определения судьи по уголовному преследованию, осуществляется специализированным государственным органом, который обеспечивает исправление несовершеннолетнего55. Согласно ч. 4 ст. 104 УК в случае систематического уклонения несовершеннолетнего от назначенных принудительных мер воспитательного характера судебная инстанция по предложению специализированных государственных органов может отменить эти меры и решает вопрос о направлении уголовного дела прокурору или, по обстоятельствам, устанавливает наказание в соответствии с законом, на основе которого лицо было осуждено. Этим подчеркивается фактически условный характер применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.

В заключение отметим, что освобождение виновного подростка от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного характера будет правомерным в том случае, если совершенное им преступление — в значительной степени случайный эпизод в его жизни, не столько являющийся результатом укоренившихся антиобщественных взглядов и установок, сколько результатом невыработанности надлежащих нравственных качеств и представлений, неумения правильно оценивать некоторые факты и явления жизни, сообразовывать свои требования с требованиями общественной необходимости.

Конечно, не следует забывать, что возрастные особенности несовершеннолетних не исключают общего правила, согласно которому общественная опасность лица определяется прежде всего общественной опасностью совершенного им преступления. Поэтому для принятия правильного решения об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетнего, совершившего преступление, важно как можно более полно выяснить все причины, толкнувшие его на преступление, и условия, способствовавшие этому: мотивы и цель антиобщественного поведения виновного и т.п. Если в данном случае не будут установлены глубокие отрицательные изменения сознания подростка, судебная инстанция вправе освободить его от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного характера.

Спасибо большое за информацию!!!!!
Цитата (Guest @ 23.03.2011 - 06:58)
Спасибо большое за информацию!!!!!

информация очень интересная и полезная. А вот информация о несовершеннолетних жертвах преступлений где-нибудь имеется?
хорошая статья, много полезной информации
Здесь расположена полная версия этой страницы.
Invision Power Board © 2001-2019 Invision Power Services, Inc.