«??? ??????????? ? ??????????» ?????? «??????? ?????????? ???????»
?????? «??????? ?????????? ???????»
 



Отзыв официального оппонента о диссертации Н.Б. Вахмяниной «Предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений несовершеннолетних»

Тетюев С.В.,
доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики
Южно-Уральского государственного университета (г. Челябинск),
кандидат юридических наук


Диссертация «Предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений несовершеннолетних», выполненная Н.Б. Вахмяниной на кафедре криминалистики Уральского юридического института МВД России под руководством Заслуженного деятеля науки РФ, Почетного работника прокуратуры РФ, доктора юридических наук, профессора Л.Я. Драпкина, представлена на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.09 — уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность1.

Расследование преступлений несовершеннолетних обладает качественной спецификой, обусловленной рядом обстоятельств. Это и возрастные особенности субъектов, привлекаемых к уголовной ответственности, и процессуальные особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, большинство из которых закреплено в гл. 50 УПК РФ. Все эти особенности нельзя не учитывать при планировании и определении тактики следственных действий. В свою очередь, тактика любого следственного действия в значительной степени предопределяется следственной ситуацией, сложившейся к моменту его производства. Нередко расследование преступлений, в том числе и совершенных несовершеннолетними или с их участием, сопровождается противодействием со стороны участников уголовного судопроизводства, что неминуемо влечет возникновение конфликтной ситуации. Умелое преодоление конфликта — залог успеха в достижении назначения уголовного судопроизводства. Поэтому исследование вопросов предупреждения и разрешения конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений всегда актуально. Отсутствие подобного рода комплексных исследований применительно к уголовным делам в отношении несовершеннолетних свидетельствует о несомненной научной новизне рецензируемого диссертационного исследования. Опираясь на имеющиеся в криминалистике разработки, посвященные следственным ситуациям, соискатель предпринял попытку выявить специфику возникновения, предупреждения и разрешения конфликтных ситуаций в досудебном производстве по делам о преступлениях несовершеннолетних. И надо признать, что у Н.Б. Вахмяниной это получилось.

Верное утверждение автора о том, что в ходе предварительного расследования по делам несовершеннолетних конфликт развивается стремительно и обладает сложной структурой из-за большого числа участников и особенностей развития социальных отношений в сфере правоохранительной деятельности, связанной с расследованием уголовных дел (с. 47 диссертации), не позволяет сомневаться в необходимости и значимости проведенного исследования как для науки криминалистики, так и для правоприменительной практики.

Диссертация Н.Б. Вахмяниной представляет собой комплексное исследование вопросов предупреждения и разрешения конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений несовершеннолетних с использованием научных достижений в области общей, возрастной, социальной и юридической психологии, конфликтологии, уголовного процесса, криминологии, криминалистики, а также обширного эмпирического материала. Автором было проанализировано 188 научных источников, изучено 400 уголовных дел в отношении несовершеннолетних, проведено анкетирование 117 следователей органов внутренних дел Свердловской области и Сибирского региона, имеющих опыт расследования преступлений несовершеннолетних (с. 8 диссертации, с. 8 автореферата). В ходе исследования автор использовал и собственный опыт работы следователем, что, бесспорно, сыграло важную роль при создании диссертации. Безусловным достоинством исследования является то, что оно изобилует результатами проведенных автором обобщения следственно-судебной практики и анкетирования следователей, интересными примерами по конкретным уголовным делам. Их грамотный и скрупулезный анализ показывает, что Н.Б. Вахмянина глубоко прочувствовала тему исследования.

Применение современных методов научного исследования (с. 7–8 диссертации, с. 7 автореферата) в совокупности с достаточно репрезентативной эмпирической базой не позволяет сомневаться в достоверности выводов и рекомендаций, сделанных Н.Б. Вахмяниной. Поэтому положения, выносимые соискателем на защиту (с. 9–13 диссертации, с. 9–14 автореферата), в целом выглядят обоснованными и заслуживают поддержки.

Научная новизна диссертации Н.Б. Вахмяниной в концентрированном виде выражена в положениях, выносимых на защиту, и обусловлена прежде всего тем, что ранее вопросы предупреждения и разрешения конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений несовершеннолетних не становились предметом самостоятельных научных исследований. Диссертантом предложено авторское определение понятия «криминалистический конфликт», проанализированы ситуации, характерные для расследования преступлений несовершеннолетних, выявлены основные причины конфликтных ситуаций, характерные для процесса расследования преступлений несовершеннолетних, сформулированы рекомендации по их предупреждению и разрешению и т.д.

Цель диссертационного исследования (развитие теоретических положений о предупреждении и разрешении конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений несовершеннолетних и выработка соответствующих рекомендаций) была успешно достигнута посредством решения задач, сформулированных соискателем (с. 7 диссертации, с. 6–7 автореферата).

Структура работы логически последовательна и способствует решению задач, поставленных диссертантом. Работа состоит из введения, трех глав (девяти параграфов), заключения, списка литературы и приложений. В приложениях представлены таблицы, схемы, анкеты и анализ эмпирического материала, которые наглядно иллюстрируют либо подтверждают те или иные выводы соискателя.

Первая глава диссертации «Проблемы возникновения конфликтных ситуаций по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних» начинается с характеристики отдельных элементов криминалистической характеристики преступлений несовершеннолетних, составляющих информационную основу предупреждения и разрешения конфликтных ситуаций (способ совершения преступления, предмет преступления, личность преступника и жертвы). Данная информация, по мнению автора, необходима как для прогнозирования потенциальных конфликтных ситуаций, так и для предупреждения и разрешения реальных конфликтных ситуаций (с. 17 диссертации, с. 16 автореферата), и с этим трудно поспорить. В частности, Н.Б. Вахмянина справедливо отмечает, что информация о личности несовершеннолетнего субъекта преступления, его связях, особенностях поведения до и во время совершения противоправного деяния поможет следователю наладить с таким подростком необходимый контакт, выбрать наиболее эффективную тактику общения с целью преодоления его конфликтной позиции (с. 23 диссертации, с. 17 автореферата).

Критически анализируя предложенные в науке элементы структуры личности несовершеннолетнего обвиняемого, соискатель приходит к выводу, что ни одна из предложенных классификаций не охватывает в полном объеме весь комплекс личностных свойств преступника. Приняв за основу структуру личности несовершеннолетнего обвиняемого, предложенную И.А. Макаренко, автор предлагает дополнить ее таким элементом, как психические свойства и состояния (т.е. уровень психического развития, психическое состояние несовершеннолетнего до и после совершения преступления) (с. 25 диссертации).

Далее Н.Б. Вахмянина анализирует понятие «несовершеннолетний» с точки зрения возрастных границ, а также возрастных особенностей, свойственных этим лицам, отмечая, какие из них наиболее влияют на развитие конфликтных ситуаций. Делая бесспорный вывод о том, что сведения о возрасте несовершеннолетнего могут оказать следователю помощь в своевременном предупреждении развития или разрешения конфликтной ситуации (с. 27 диссертации), автор вместе с тем оставляет за рамками своего рассмотрения и анализа достаточно важный вопрос о нередко встречающихся в практике проблемах определения возраста несовершеннолетнего правонарушителя, когда соответствующие документы (паспорт, свидетельство о рождении) отсутствуют.

Н.Б. Вахмянина обосновывает необходимость дополнения предложенной в науке типологии несовершеннолетних правонарушителей психо-органическим типом (с. 32 диссертации).

Во втором параграфе главы первой диссертации автор анализирует понятия «конфликт», «конфликтная ситуация», «противодействие расследованию» и их соотношение. Анализ следственной практики позволил соискателю заключить, что конфликтное взаимодействие возможно не только во время проведения отдельных следственных действий, но и на протяжении всего расследования, в том числе в процессе задержания правонарушителя и установления его личности, заявления ходатайств защитником и т.д. (с. 39 диссертации).

Заслуживает поддержки вывод Н.Б. Вахмяниной о том, что большую роль для успешного расследования преступлений несовершеннолетних при возникновении стратегической неопределенности играет рефлексивное управление, когда следователь предвидит не только собственные дальнейшие действия и их последствия (результаты), но и возможные тактические шаги противоборствующей стороны (с. 41 диссертации). Это под силу только следователям, имеющим опыт в расследовании преступлений несовершеннолетних.

Поэтому вполне логично, что красной нитью по тексту диссертации проходит мысль автора о необходимости специализации следователей и привлечения к расследованию преступлений несовершеннолетних наиболее опытных из них.

Как показал анализ следственно-судебной практики, проведенный соискателем, при рассмотрении в судах уголовных дел несовершеннолетних встречается так называемое отложенное противодействие, наиболее характерное для преступлений взрослых правонарушителей, когда подросток избирает такую конфликтную тактику под воздействием недобросовестных защитников или законных представителей (с. 54 диссертации).

Третий параграф первой главы посвящен исследованию особенностей возникновения конфликтных ситуаций по делам о преступлениях несовершеннолетних. Интересна статистика, приводимая Н.Б. Вахмяниной. По полученным ею данным, для 72,6% уголовных дел в отношении несовершеннолетних характерно возникновение конфликтной ситуации, при этом до возбуждения уголовного дела они возникают в 11,3% случаев, а на первоначальном этапе — в 55,7%. Эту разницу автор объясняет в том числе воздействием защитника и иных лиц, обычно оказываемым на несовершеннолетнего после возбуждения уголовного дела (с. 56, 57 диссертации), с чем трудно не согласиться.

Рассматривая классификацию конфликтных ситуаций, предложенную Л.Я. Драпкиным, соискатель с учетом специфики расследования преступлений несовершеннолетних предлагает дополнить ее новыми критериями — продолжительность конфликта и период возникновения конфликтных ситуаций (с. 61 диссертации).

Далее характеризуются конфликтогенные факторы, т.е. причины и условия, которые лежат в основе возникновения конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений несовершеннолетних, с разделением их на четыре группы: объективные, субъективные, организационно-управленческие и комплексные (объективно-субъективные) причины. Особое внимание уделяется временному фактору и субъективным причинам. Данная информация безусловно важна для диагностики и предупреждения конфликтных ситуаций. В заключение автор делает вывод о том, что значительную часть причин возникновения конфликтных ситуаций составляют следственные упущения и просчеты, которые в совокупности с другими причинами усугубляют конфликтную ситуацию и осложняют процесс ее разрешения (с. 69 диссертации, с. 19 автореферата).

Вторая глава «Предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений несовершеннолетних» начинается с характеристики стадий профилактической деятельности следователя. Автор справедливо подчеркивает, что она должна осуществляться не олько до возникновения конфликтной следственной ситуации для ее предупреждения, но и на протяжении всего конфликтного взаимодействия с противоборствующей стороной, что позволит предупредить обострение конфликтной ситуации либо возникновение новых конфликтных ситуаций (с. 75 диссертации).

Нельзя не поддержать и вывод соискателя о том, что применение в деятельности следователя метода разъяснения правильности и объективности принимаемых решений является достаточно эффективным способом, позволяющим снизить количество возникновения конфликтных ситуаций, основанных на незнании правовых норм, регламентирующих порядок уголовного судопроизводства, права и обязанности его участников (с. 88, 89 диссертации).

Исследуя задачи, принципы и этапы разрешения конфликтных ситуаций в процессе расследования преступлений, автор формулирует план разрешения следователем конфликтных ситуаций, возникающих при расследовании преступлений несовершеннолетних, с подробной характеристикой каждого из четырех этапов: детальный анализ и оценка конфликтной ситуации; тактическое планирование; реализация тактического плана и тактических решений; анализ и оценка результатов.

Рассматривая второй этап, автор критически анализирует применительно к исследуемой категории дел предложенные в науке модели стратегий выхода из конфликтных ситуаций и приходит к выводу, что такие модели, как игнорирование конфликтной ситуации и компромисс, могут применяться только временно, для достижения промежуточных тактических целей, и поэтому их нужно рассматривать как тактические приемы, которые должны использоваться при строгом соблюдении норм закона (с. 103 диссертации).

Н.Б. Вахмянина присоединяется к ранее высказанной точке зрения о том, что несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому) тактически не верно предъявлять доказательства в их совокупности (комплексно). У подростков слабо развитое логическое мышление, у них более низкий интеллектуальный уровень, по сравнению со взрослыми, поэтому несовершеннолетний может не разобраться в доказательствах, что усилит имеющееся волнение и может привести к оговору, отказу от дачи показаний или вообще отказу от любого общения (с. 105–106 диссертации).

Для эффективного психологического воздействия на несовершеннолетнего соискатель небезосновательно рекомендует устанавливать психологический контакт с его родителями, один из которых в большинстве случаев признается законным представителем, и акцентирует внимание в том числе на изучении его личности (с. 111–112 диссертации). Однако при этом Н.Б. Вахмянина умалчивает о способах изучения, которые, на ее взгляд, были бы достаточно эффективными.

Соискателем предлагаются классификация конфликтных ситуаций, возникающих в процессе расследования групповых и многоэпизодных преступлений несовершеннолетних, и специфические приемы и методы их разрешения, что имеет немаловажное практическое значение.

С целью снижения криминальной конформности и минимизации ее влияния автор предлагает предпринимать меры по разобщению участников преступной группы, в том числе при необходимости изолировать лидера и наиболее активных членов группы, применив к ним меру пресечения в виде заключения под стражу (с. 134–135 диссертации). При этом следовало бы уточнить, что это возможно только при наличии предусмотренных законом оснований, иначе складывается впечатление, что совершение преступления группой лиц само по себе уже является основанием для заключения под стражу.

Третья глава диссертации посвящена исследованию вопросов взаимодействия следователя с органами дознания и защитником в условиях конфликтных ситуаций в ходе расследования преступлений несовершеннолетних. После анализа категории «взаимодействие» и норм УПК РФ, регламентирующих взаимодействие следователя и органов дознания, автор обосновывает необходимость предоставления следователю возможности давать поручения не только по уже возбужденным уголовным делам, которые находятся в его производстве, но и в ходе проверки сообщений о любом совершенном или готовящемся преступлении (с. 155–156 диссертации, с. 26–27 автореферата). Внесение соответствующих изменений и дополнений в УПК РФ и Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» видится достаточно обоснованным.

Рассматривая вопросы функционирования следственно-оперативной группы, Н.Б. Вахмянина достаточно подробно характеризует роль сотрудника ПДН, которую он может выполнять, участвуя в расследовании преступлений несовершеннолетних (с. 159–161 диссертации). Проведенный соискателем анализ ст. 163 УПК РФ («Производство предварительного следствия следственной группой») выявил необходимость внесения в нее изменений с целью предоставления следователю возможности включать в состав следственной группы не только должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, но и любых органов дознания (например, сотрудника ПДН), что позволит привлекать должностных лиц тех органов дознания, специфика которых наиболее значима для успешного раскрытия и расследования определенного уголовного дела (с. 161–162 диссертации, с. 26 автореферата).

Отмечая, что объем информации о личности несовершеннолетнего, которым владеет следователь, непосредственно влияет на его возможности предупреждения и разрешения конфликтных ситуаций с участием несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) и повышает эффективность расследования преступления в целом (с. 169 диссертации), соискатель справедливо указывает на необходимость получения в ходе расследования преступлений несовершеннолетних подробных их характеристик как из ПДН, так и из учебных учреждений.

В последнем параграфе рассматриваются проблемы разрешения конфликтных ситуаций с участием защитника. Автором предложены классификация таких ситуаций и способы их предупреждения и разрешения. Обращается внимание на необходимость изучения следователем личности и профессиональных способностей защитника (преимущественно непроцессуальным путем), что может оказать помощь в предупреждении негативных последствий воздействия защитника на участников уголовного судопроизводства (с. 181 диссертации).

Перечисленные достижения Н.Б. Вахмяниной, несомненно, свидетельствуют об определенном личном вкладе в разработку научной проблемы. В работе содержится и ряд других положений, которые могут представлять интерес для юридической общественности. Однако некоторые из них являются небесспорными.

1. На наш взгляд, третье положение, выносимое на защиту, не согласовано с первым положением. Определяя криминалистический конфликт как структурно-комплексное явление, отражающее сложную следственную ситуацию (в первом положении), Н.Б. Вахмянина в третьем положении описывает динамическую структуру криминалистического конфликта и характеризует первый его этап. При этом отмечается, что на данном этапе ситуация не является следственной и носит характер уголовно-правового конфликта с государственными органами (с. 9, 10, 48, 50 диссертации, с. 9, 10, 18 автореферата). Поэтому данные положения следует согласовать между собой. С этой целью необходимо либо уточнить определение криминалистического конфликта, данное соискателем, либо пересмотреть динамическую структуру криминалистического конфликта.

2. Называя важной особенностью конфликтного взаимодействия по делам о преступлениях несовершеннолетних множественность его субъектов, Н.Б. Вахмянина в числе этих субъектов помимо несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых указывает категорию «другие лица, заинтересованные в исходе уголовного дела» и относит к ним также педагога (психолога) (с. 70–71 диссертации). Но ведь педагог (психолог) — это «иной» участник уголовного судопроизводства, может ли он быть процессуально заинтересованным участником и имеет ли какое-либо значение для процесса доказывания его заинтересованность?

3. В качестве одного из методов разрешения конфликтных ситуаций с участием защитника в процессе расследования преступлений несовершеннолетних автор рассматривает «заключение сделки с правосудием» (с. 187–188 диссертации). При этом Н.Б. Вахмянина не только анализирует нормы УК РФ, которые содержат некоторые элементы этого института (ст. 61, 62, 64, 75), как стимулирующие сотрудничество несовершеннолетних правонарушителей с правоохранительными органами и заглаживание вреда, причиненного преступлением, но и ссылается на гл. 40 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением», а также на ст. 90 УК РФ, которая предусматривает возможность освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Однако мы не можем в полной мере согласиться с данной позицией автора. Во-первых, производство в порядке гл. 40 УПК РФ по уголовным делам в отношении несовершеннолетних не допускается (п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ»; п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»). Значит, ссылка в тексте диссертации на гл. 40 УПК РФ без каких-либо оговорок о невозможности ее применения в производстве по уголовному делу в отношении несовершеннолетних недопустима.

Во-вторых, едва ли освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности либо прекращение уголовного преследования в отношении его с применением принудительной меры воспитательного воздействия можно квалифицировать как элемент института «заключения сделки с правосудием». Так, согласно ч. 1 ст. 431 УПК РФ, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, то суд прекращает уголовное дело в отношении такого несовершеннолетнего и применяет к нему принудительную меру воспитательного воздействия. Прекратить уголовное преследование в этом случае вправе и следователь, и дознаватель (ч. 1 ст. 427 УПК РФ). Но следует понимать, что если все перечисленные в ч. 1 ст. 427 УПК РФ условия имеются в наличии (совершенное преступление относится к категории небольшой или средней тяжести; установлено, что исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без применения наказания; несовершеннолетний или его законный представитель не возражают против прекращения уголовного преследования), то следователь (дознаватель) обязан поставить вопрос о прекращении уголовного преследования (на это нацеливают и международно-правовые нормы, в частности, Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних 1985 г.), несмотря на то что в ч. 1 ст. 427 УПК РФ речь идет о праве следователя. В этом случае прекращение уголовного преследования не ставится в жесткую зависимость от поведения несовершеннолетнего после совершения преступления. Данное основание прекращения уголовного преследования не предполагает, что несовершеннолетний на момент принятия соответствующего решения должен раскаиваться в совершении преступления, возместить причиненный ущерб, активно способствовать раскрытию и расследованию преступления и иным образом сотрудничать с органами расследования. Поэтому весьма сомнителен вывод соискателя, что в том числе положения ст. 90 УК РФ «позволяют на законных основаниях вступать следователю (дознавателю) в переговоры» с подозреваемым, обвиняемым и их защитниками (с. 189 диссертации).

Кроме того, полагаем, что анализ условий и последствий сотрудничества несовершеннолетнего правонарушителя с судом и правоохранительными органами был бы полнее, если бы автор дал собственную оценку проекту федерального закона № 485937–4 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ» (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве), который в настоящее время находится на рассмотрении в Федеральном Собрании РФ, и высказал бы свое мнение относительно возможности применения будущих новелл в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

И последнее замечание, относящееся, скорее всего, к форме, нежели к содержанию работы. Название второй главы полностью совпадает с названием диссертации. Ознакомление с работой показало, что ее название уже содержания, поскольку в ней раскрываются вопросы не только предупреждения и разрешения, но и возникновения конфликтных ситуаций, а также преодоления противодействия расследованию конфликтующих субъектов, на что указала и сама Н.Б. Вахмянина на с. 6 диссертации.

Высказанные замечания не влияют на общую положительную оценку диссертационного исследования, не умаляют его достоинств и не ставят под сомнение его теоретическую и практическую значимость. Диссертация Н.Б. Вахмяниной отвечает требованиям Положения о порядке присуждения ученых степеней, является оригинальной и завершенной научно-квалификационной работой, в которой содержится решение задач, имеющих существенное значение для развития теории и практики расследования преступлений несовершеннолетних. Автору удалось достаточно глубоко раскрыть сформулированную проблему и обосновать научные положения, содержащиеся в работе.

Результаты диссертационного исследования Н.Б. Вахмяниной прошли апробацию в нескольких направлениях: обсуждались на научно-практических конференциях различного уровня, используются в учебном процессе Уральского юридического института МВД России и в практической деятельности следственных подразделений ГУВД по Свердловской области и Сибирского региона. Основные положения диссертации отражены в 10 научных статьях, две из них — в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ. Содержание автореферата соответствует основному содержанию диссертации.

Изложенное дает основание для вывода о том, что Вахмянина Наталья Борисовна заслуживает присуждения ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.09 — уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.






Комментарии:





  Быстрый ответ
Кнопки кодов
Для вставки цитаты, выделите нужный текст и
НАЖМИТЕ СЮДА
Введите сообщение
Смайлики
*nobr*  :o  ;) 
:P  :D  :lol: 
B)  :rolleyes:  <_< 
:)  :wub:  :angry: 
:(  :unsure:  :wacko: 
:blink:  :ph34r:  :arrow: 
     
Показать всё

Опции сообщения
 

 


 
Rambler's Top100
????????? ??????